Онлайн консультации юриста Вадима Колосова

Юридические услуги
©   ®   (P)   IT

(495) 9 8 9 2 2 4 6
(812) 4 5 4 4 6 5 6
e-mail

UK flag
En

»

Решение ЕСПЧ по делу Paeffgen GMBH v. Germany (Паеффген против Германии). Перевод В.А. Колосова

В квадратных скобочках даются мои авторские пояснения.

Все выделения жирным в тексте сделаны мною.

Данное решение ЕСПЧ будет полезно и интересно в особенности юристам по доменным спорам и юристам по товарным знакам, а также владельцам доменных имен и другим лицам.

В решении ЕСПЧ рассматривает вопросы соотношения прав на доменное имя и прав на товарные знаки и иные средства индивидуализации, а также высказывает позицию, что права на доменные имена по своей природе являются правами собственности (точнее - правами на имущество), т.к. представляют собой экономическую ценность. Подробнее о решении суда и о природе прав на доменные имена.

Официальный текст решения.

Настоящий неофициальный перевод охраняется авторским правом в соответствии со ст.ст. 7, 12 Закона об авторском праве и смежных правах. Дополнительно обращаю внимание: запрещается копирование перевода. Цитирование допускается при проставлении активной гиперссылки на страницу с переводом, название ссылки должно быть «Решение ЕСПЧ по делу Paeffgen GMBH v. Germany (Перевод В.А. Колосова)», пример кода ссылки: Решение ЕСПЧ по делу Paeffgen GMBH v. Germany (Перевод В.А. Колосова)

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЯТАЯ СЕКЦИЯ

Решение в отношении допустимости жалоб № 25379/04, 21688/05, 21722/05 и 21770/05

по делу ООО Паеффген против Германии (PAEFFGEN GMBH v. Germany, no. 25379/04, 21688/05, 21722/05, 21770/05, ECHR 2007),

поданных 13 июля 2004 и 3 июня 2005 г. соответственно,

в составе:

г-на П. Лорензена, председательствующий,

г-жи С. Ботучаровой,

г-на К. Юнгвиерта,

г-на Р. Марусте,

г-на Дж. Боррего Боррего,

г-жи Р. Ягер,

г-на М. Виллигера, судьи,

и г-жи К. Вестердик, секретарь заседания,

18 сентября 2007 г. решили:

ФАКТЫ

Заявитель Paeffgen GMBH (ООО Паеффген) – общество с ограниченной ответственностью, юридическое лицо по праву Германии. Его представителем перед Судом был Mr B. Hoeller и его коллеги, юристы, практикующие в Бонне.

А. Обстоятельства дела

Обстоятельства дела, описанные заявителем, можно резюмировать следующим образом.

1. Обстоятельства дела

Компания-заявитель торгует строительными материалами, а также занимается электронной коммерцией. Она владела несколькими тысячами доменных имен, которые были зарегистрированы уполномоченными регистраторами (зарегистрированным кооперативом DENIC) после оплаты соответствующих услуг (на настоящий момент 58 евро за регистрацию одного доменного имени и 58 евро в год за поддержание и управление доменным именем кооперативом DENIC). В частности, в 1997 и 1998 году заявителю зарегистрировали доменные имена «freundin-online.de», «ad-acta.de», «Eltern-online.de» и «duck.de».

Согласно соглашениям по доменным именам, заключенным с кооперативом DENIC, заявитель обладал исключительным правом использовать зарегистрированные доменные имена или отказаться от доменных имен. В соответствии с условиями соглашения, кооператив DENIC не проверял, нарушает ли регистрация и использование доменного имени права третьих лиц, что являлось обязанностью владельца соответствующего доменного имени. Соглашения не были ограничены конкретным сроком действия и могли быть расторгнуты владельцем доменного имени без предварительного уведомления, а кооперативом DENIC при наличии достаточных к тому оснований (таких как: окончательное решение суда, что регистрация спорного доменного имени нарушает права третьих лиц, или неоплата владельцем доменного имени).

Впоследствии несколько судебных дел было подано против заявителя другими компаниями и частными лицами, заявлявшими, что регистрация и использование заявителем определенных доменных имен нарушали их права на товарные знаки и/или права на (коммерческое) имя [в понятие коммерческое имя включаются как зарегистрированные фирменные наименования, так и не зарегистрированные, но используемые в обороте обозначения].

2. Судебное разбирательство, лежащее в основе жалобы № 25379/04.

4 октября 2002 г. Freundin Verlag GmbH (ООО Фройндин Верлаг), издатель женского журнала «freundin» («подруга») и уполномоченный обладатель прав на товарный знак «freundin», начал судебный процесс в региональном суде Мюнхена о запрещении заявителю использовать доменное имя «freundin-online.de» или отказываться от него и об обязании заявителя подать заявку уполномоченному регистратору на отмену регистрации указанного доменного имени. Freundin Verlag GmbH считало, что заявитель нарушил его права на коммерческое обозначение и права на товарный знак.

Решением от 20 февраля 2003 г. региональный суд Мюнхена выделил из указанного дела два встречных требования, поданных заявителем. Суд указал, что, в отличие от дела истца [Freundin Verlag GmbH; под заявителем понимаются лица, подавшие жалобы в ЕСПЧ, а под истцами – лица, подавшие исковые заявления против заявителя в национальные суды], встречные требования, которые были поданы лишь на слушании 16 января 2003 г., не были подготовлены для вынесения по ним решения.

В тот же день в своем решении региональный суд Мюнхена первой инстанции, основываясь на пар. 3 и 4 раздела 15 Закона о товарных знаках (Markengesetz, см. ниже Применимое национальное право), удовлетворил требования истца.

Региональный суд установил, что название журнала «freundin» - широко известное коммерческое обозначение, т.к. данный женский журнал, предназначенный по своему содержанию для широкой публики, продавался на всех газетных стендах как минимум на протяжении тридцати лет. Более того, истец размещал содержание журнала и его услуги на Интернет-сайте freundin.de.

Заявитель недобросовестно использовал различительную способность обозначения истца для своей Интернет-деятельности без каких-либо оснований. Учитывая, что заявитель не смог объяснить, почему он не использовал доменное имя «freundin-online.de», а на сайте была надпись «under construction» [«в стадии разработки»] на протяжении нескольких лет, суд решил, что компания «захватила» доменное имя с целью продать его истцу, который потом смог бы использовать доменное имя. Учитывая также, что заявитель не объяснил, какой конкретно сайт он намеревался разместить под доменным именем, а просто сообщил, что это будет Интернет-портал, на котором все, так или иначе связанные с этим доменным именем, смогут себя представить бесплатно [отразить себя на сайте, это может быть: создание своей страницы, форума, блога, имэйл и т.д.], существовал риск того, что заявитель будет использовать сайт одним из многочисленных способов, которые будут нарушать права истца. Поэтому решение суда против заявителя не могло содержать более узкие запреты.

Рассмотрев письменные заявления сторон, апелляционный суд Мюнхена в решении от 16 октября 2003 г. отказал в удовлетворении апелляционной жалобы заявителя. Он установил, что в деле не поднимались фундаментальные юридические проблемы, что решение по делу не являлось прецедентным и не нарушало единообразную практику применения закона, а по причинам, указанным региональным судом, апелляционная жалоба не обоснована.

Апелляционный суд также установил, что выделение двух встречных требований заявителя от требований истца соответствовали действующему закону и не были необоснованными и не нарушили право заявителя быть выслушанным судом. Встречное требование против истца и третьей компании, в котором заявитель просил частичной отмены регистрации словесного товарного знака «freundin», не имело отношения к текущему делу, т.к. суд не рассматривал пределы действия товарного знака или сам товарный знак, а основывал свое решение на защите коммерческого обозначения истца. Встречное требование только против истца признать, что использование заявителем доменного имени с целью продажи компьютерных дисков не нарушает прав истца, является простым утверждением стороны по делу, отзывом на иск истца, и в таком виде учтено в решении регионального суда. Однако заявитель не смог убедить, что он может использовать спорное доменное имя, не нарушая прав истца.

21 ноября 2003 г. Заявитель подал жалобу в Федеральный конституционный суд. Он утверждал, что решения, принятые гражданскими судами, нарушали его право быть выслушанным и право на справедливое судебное разбирательство, т.к. суд выделил его встречные требования в отдельное производство и т.к. апелляционный суд отказал в удовлетворении жалобы, приняв решение. Более того, было нарушено его право на имущество [right to property, а равно property rights – право собственности и аналогичные права на другие, нежели вещи, виды имущества, далее будет использоваться более близкий по значению российский термин «право собственности», понимая под ним полномочия владельца, а не объект владения] тем, что ему запретили использовать доменное имя «freundin-online.de» и обязали подать заявку на аннулирование регистрации доменного имени.

12 января 2004 г. Федеральный конституционный суд, ссылаясь на нормы законы, предусматривающие соответствующую процедуру, отказал в рассмотрении конституционной жалобы заявителя без указания мотивов такого отказа.

3. Судебное разбирательство, лежащее в основе жалобы № 21688/05.

<…> [перевод этой части будет позднее]

4. Судебное разбирательство, лежащее в основе жалобы № 21722/05.

<…> [перевод этой части будет позднее]

5. Судебное разбирательство, лежащее в основе жалобы № 21770/05.

<…> [перевод этой части будет позднее]

B. Применимое национальное право.

Раздел 12 Гражданского кодекса, касающийся права на имя, предусматривает, что когда кто-то оспаривает право обладателя использовать его имя или когда покушается на законный интерес обладателя, используя то же самое имя, не имея на то правовых оснований, обладатель может требовать прекращения таких нарушений. Если существует риск повторного нарушения, обладатель права на имя вправе требовать вынесения судом постоянного судебного запрета [такой запрет касается не только конкретных действий, которые уже осуществил или еще осуществляет нарушитель, но и действий в будущем, определяя конкретную категорию действий и/или деятельности, которые не вправе совершать нарушитель].

Раздел 15 Закона о товарных знаках определяет права обладателя коммерческого обозначения (geschäftliche Bezeichnung). Третье лицо не вправе использовать коммерческое обозначение или схожее обозначение без наличия на то правовых оснований в коммерческой деятельности способом, который может привести к смешению с охраняемым коммерческим обозначением (пар. 2 раздела 15).

Пар. 3 раздела 15 Закона о товарных знаках касается коммерческого обозначения, которое является широко известным на территории своего государства [Германии]. Третьи лица не вправе использовать такие коммерческие обозначения или схожие обозначения в коммерческой деятельности, даже если нет угрозы смешения в смысле пар. 2, но такое использование обозначения представляет собой недобросовестное использование или наносит ущерб различительной способности и репутации охраняемого обозначения без наличия на то правовых оснований.

В соответствии с пар. 4 раздела 15 Закона о товарных знаках обладатель охраняемого коммерческого обозначения может в судебном порядке требовать прекращения любого использования его или схожего с ним обозначения, которое противоречит параграфам 2 или 3.

ЗАЯВЛЕНИЯ

Основываясь на ст. 1 Протокола №1 к Конвенции, компания-заявитель во всех четырех жалобах жаловалась на абсолютный запрет иcпoльзoвaния cпopныx дoмeнныx имен, которые являются собственностью [possession, дословно – объектом обладания, владения].

Она заявляла, что обязанность не только воздерживаться от использования и отчуждения доменного имени, но также и обязанность подать заявку регистратору на аннулирование регистрации, вместо обязанности только воздержаться от конкретных действий, нарушающих права истца на имя и товарный знак, несоразмерно ущемляет ее право собственности.

В своей жалобе № 25379/04 заявитель также жаловался, основываясь на ст. 6 Конвенции, что гражданское судопроизводство по его делу не было справедливым, т.к. суды выделили его встречные требования в нарушение немецкого процессуального законодательства и, таким образом, лишили его возможности защищаться против требований истца. Более того, Апелляционный суд нарушил его право быть выслушанным, необоснованно отказав у удовлетворении апелляционной жалобы путем вынесения решения. Сверх того, его право на справедливое разбирательство было нарушено Федеральным конституционным судом, который, не указывая мотивов, отказал в рассмотрении жалобы, несмотря на фундаментальную важность вопросов, в ней поднятых.

В своих жалобах № 21688/05, 21722/05 и 21770/05 заявитель утверждал, что в судебных процессах было нарушено его право на справедливое разбирательство по ст. 6, т.к. суды проигнорировали его юридические аргументы, касающиеся права собственности.

ПРАВО

1. Компания-заявитель жаловалась, что запрет на использование и отчуждение спорных доменных имен и обязанность подать заявку на аннулирование регистрации указанных доменных имен нарушают его право собственности. Она основывалась на статье 1 Протокола №1 к Конвенции, которая гласит:

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности [этот официальный перевод, представленный на сайте ЕСПЧ, не совсем корректен, т.к. термин «enjoy rights/possessions» означает использование прав/имущества в широком смысле, т.е. включает правомочия по пользованию, владению и распоряжению; термин же «peaceful» подразумевает негативный аспект указанных прав – никто не должен мешать такому использованию прав, поэтому более точным видится следующий перевод: Каждое физическое и юридическое лицо вправе свободно пользоваться и распоряжаться своим имуществом]. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов».

С целью установить, является ли отрицание права заявителя использовать зарегистрированные им доменные имена покушением на «собственность», Суд напоминает, что теория «собственности», отраженная в ст. 1 Протокола №1, имеет самостоятельное значение, которое не ограничивается владением только материальными вещами и которое не зависит от формальной классификации в национальном праве. Другие конкретные права и интересы, образующие имущество, также могут рассматриваться как «права собственности», а соответственно, и как «объекты собственности» в целях данной статьи (см. Gasus Dosier- und Fördertechnik GmbH v. the Netherlands, постановление от 23 февраля 1995, Серии A № 306-B, с. 46, § 53; Anheuser-Busch Inc. v. Portugal [GC], № 73049/01, § 63, ECHR 2007-...). При рассмотрении вопросов, связанных с нематериальным имуществом, Суд учитывал, в частности, затрагивались ли финансовые права и интересы, а соответственно, была ли экономическая ценность (сравните Anheuser-Busch Inc., упомянутое выше, §§ 76, 78, и Tre Traktörer Aktiebolag v. Sweden, постановление от 7 July 1989, Серии A № 159, с. 21, § 53). Таким образом, Суд, признал, что, например, интеллектуальная собственность, такая как товарные знаки и авторские и смежные права (см. Melnychuk v. Ukraine (dec.), № 28743/03, ECHR 2005-IX; Anheuser-Busch Inc., упомянутое выше, §§ 72, 78), или лицензии на использование имущества определенным способом (такие как лицензии на продажу алкогольных напитков или права на ловлю рыбы, см. Tre Traktörer Aktiebolag, упомянутое выше, с. 21, § 53; Alatulkkila and Others v. Finland, № 33538/96, § 66, 28 Июль 2005) являются объектами собственности.

В настоящем деле договоры с регистраторами позволили заявителю взамен оплаты доменных имен использовать без ограничения по сроку зарегистрированные доменные имена и передавать их. Вследствие чего заявитель мог предложить Интернет-посетителям его доменных имен рекламу, информацию или услуги, возможно, и на возмездной основе, или мог продать право использования доменных имен третьему лицу. Таким образом, исключительное право использования спорных доменных имен имело экономическую ценность. Учитывая указанные свойства, это право образует «право собственности», которое было затронуто судами при запрещении использования доменных имен.

Далее Суд должен установить, является ли решение против заявителя, обязывающее воздержаться от использования и распоряжения спорными доменными именами и обязывающее подать заявку регистратору на аннулирование доменных имен, лишением права собственности заявителя в смысле второго предложения первого параграфа первой статьи Протокола №1 или контролем за использованием собственности в смысле второго параграфа первой статьи Протокола №1.

Суд считает, что запрет на использование и распоряжение доменными именами, который не влечет переход прав заявителя по его соглашениям с регистратором, очевидно является контролем над использованием собственности в смысле второго параграфа первой статьи Протокола №1. Более того, обязанность заявителя подать заявку регистратору на аннулировании регистрации этих доменных имен влекло прекращение правоотношений по этим соглашениям.

Суд обращает внимание, что он не один раз в этой связи устанавливал, что ряд мер, таких как конфискация (в том числе в результате преступления) и уничтожение имущества, хотя и влекли лишение этого имущества, подпадал под определение контроля за использованием имущества. Такие меры были направлены на предотвращение дальнейшего распоряжения объектами, использование которых было признано незаконным, и обеспечивали исполнение запрета. Они, таким образом, являлись частью процедуры по контролю за собственностью (сравнить, помимо прочего, Handyside v. the United Kingdom, постановление от 7 декабря 1976, Серии A № 24, с. 30, § 63; AGOSI v. the United Kingdom, постановление от 24 октября1986, Серии A № 108, с.с. 17-18, § 51; Air Canada v. the United Kingdom, постановление от 5 мая 1995, Серии A № 316-A, с. 16, § 34).

В настоящем деле решения судов, обязывающие заявителя подать заявку на аннулирование регистрации доменных имен, имели целью пресечь и предотвратить действия заявителя по нарушению прав третьих лиц на товарные знаки и иные права по Закону о товарных знаках и/или Гражданскому кодексу. Спорное имущество в настоящем деле являлось не вещественным, материальным объектом, как в делах Handyside, AGOSI и Air Canada, а договорным правом на исключительное использование доменных имен. В соглашении о регистрации доменных имен четко говорится, что владелец доменных имен ответственен за проверку, нарушают ли регистрация и использование соответствующих доменных имен права третьих лиц, и что предполагается, что заявитель – вне зависимости от целей регистрации доменных имен – осознает риск того, что его доменные имена могут вступать в конфликт с возникшими ранее правами третьих лиц на интеллектуальную собственность. Данные рассуждения, таким образом, тем более применимы и в настоящем деле. Соответственно, судебные решения предусматривали меры по контролю над использованием имущества, которые должны рассматриваться в соответствии со вторым параграфом первой статьи Протокола №1.

Остается определить, соответствует ли посягательство [под посягательством здесь и далее следует понимать не только и не столько отрицательное значение данного слова, сколько любое вмешательство, «вторжение» в права] на право собственности заявителя праву государства по ст. 1 пар. 2 Протокола №1 «обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами».

Судебные решения, запрещающие заявителю использовать зарегистрированные им доменные имена, были следствием вывода судов, что их использование истцом нарушает применимые нормы Закона о товарных знаках и/или Гражданского кодекса. Суд счел, что принятые меры соответствуют национальному праву.

Более того, меры, принятые судом против заявителя, способствуют защите общего законного интереса в поддержании функционирующей системы защиты товарных знаков и/или иных обозначений [в том числе имен], т.к. направлены на предотвращение неправомерного использования третьими лицами (в данном случае – заявителем) различительной способности и репутации охраняемых знаков и имен, наносящего ущерб их владельцам.

Наконец, учитывая, что второй параграф первой статьи Протокола №1 должен применяться с учетом принципа уважения собственности [или, следуя нашему неофициальному переводу: принципа свободного использования и распоряжения своим имуществом], заложенного в первом предложении указанной статьи, необходимо в отношении посягательства на собственность заявителя определить разумный баланс между принятыми мерами и поставленной целью (сравнить, среди многих других органов, упомянутое выше Air Canada, с. 16, § 36; Allard v. Sweden, № 35179/97, § 54, ECHR 2003-VII).

Суд обратил внимание на то, что национальные суды в целях удовлетворения общего интереса в защите товарных знаков и/или (коммерческих) имен сочли необходимым запретить заявителю использование зарегистрированных им доменных имен без каких-либо исключений. В частности, они не сочли достаточным для предотвращения посягательств на права третьих лиц на товарные знаки и/или (коммерческие) имена принятие менее жестких мер, как, например, разрешение заявителю использовать зарегистрированные доменные имена при условии устранения на соответствующих веб-сайтах возможности смешения с третьими лицами.

Однако учитывая, что заявитель не смог обрисовать ограниченное количество способов использования спорных доменных имен, которые бы не создавали угрозу нарушения прав третьих лиц, а также учитывая дальнейшие разъяснения кооперативом DENIC, что регистрация доменных имен не подразумевала иммунитет от претензий третьих лиц, решения национальных судов нельзя рассматривать как чрезмерные для достижения поставленных целей. Далее, при оценке интереса заявителя в сохранении зарегистрированных им доменных имен Суд отмечает, что в период национального судебного процесса заявитель почти не использовал спорные доменные имена для размещения сайта под соответствующими доменными именами.

Учитывая все обстоятельства дела и свободу усмотрения государства в этой сфере (см, в частности, упомянутое выше Tre Traktörer Aktiebolag, с. 24, § 62), Суд считает, что судебные решения установили справедливый баланс интереса по защите собственности заявителя и общего интереса, а заявитель, таким образом, не должен был лично нести чрезмерные обременения.

Следовательно, в данной части жалобы следует отказать ввиду ее необоснованности в соответствии со ст. 35 §§ 3 и 4 Конвенции.

2. Заявитель далее утверждал, что судебный процесс в судах Германии не был справедливым ввиду нарушений судами процессуальных законов и ввиду того, как ему было отказано в удовлетворении его апелляционной и иных жалоб без разъяснения мотивов и без должного учета его юридических аргументов.

Заявитель ссылался на шестую статью, в которой в относящейся к делу части говорится:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на справедливое… разбирательство дела… судом».

Суд изучил жалобу заявителя по ст. 6. Однако, учитывая имеющиеся в наличии материалы, Суд считает, что данные жалобы не свидетельствуют ни о каком нарушении прав и свобод, обеспечиваемых Конвенцией.

Таким образом, в оставшейся части жалобы согласно ст. 35 §§ 3 и 4 Конвенции также следует отказать как необоснованной.

На основании вышесказанного Суд единогласно

Решил объединить жалобы;

Объявить жалобы неприемлемыми.

Claudia Westerdiek Peer Lorenzen

Секретарь Председатель

PAEFFGEN GMBH v. GERMANY DECISION

Решение ЕСПЧ по делу ООО Паеффген против Германии